Солнцестояние

-Баб. Ну, Баб! – маленький карапуз никак не хотел отстать и дергал за подол, самозабвенно сося палец.
-Ну, что тебе? – пожилая женщина была вынуждена отвлечься от готовки. - А ну палец изо рта!
-Расскажи сказку, - попросил он, протягивая ручонки, чтобы его взяли.
-Ладно, - глядя в его глаза, отказать было практически невозможно, - но только одну. Люба! Любаааааша! Иди поготовь! Твое чадо просит ему сказку рассказать, а я не могу делать два дела одновременно, - и степенно удалилась, даже не бросив взгляд на оставленную еду, она была более чем уверена, что ужин не пригорит.
-Так, чтобы тебе такое рассказать, - на миг задумалась она; мальчишка, покоящийся на ее руках тем временем, вынув палец изо рта, начал увлеченно ковыряться в носу. - Знаю! Расскажу-ка я тебе о дивном народце, что живет в лесу, и раз в год в пору летнего солнцестояния отмечает…

Нифи, как звали ее друзья, крутилась возле отполированного щита и рассматривала себя. Подбирала украшения, которые шли бы к ее ухоженной синей коже, в общем, занималась тем, что делают тысячи и тысячи девчонок во всех мыслимых и немыслимых мирах. Делала она это как никогда тщательно, ведь близился самый главный праздник – Летнее Солнцестояние. Единственный день в году, когда солнечный диск замирает в зените на целый час. И именно в это знаменательное событие девушки становятся совершеннолетними, у них появляется возможность найти себе пару, основать свой дом.
Ее ручки так и порхали над шкатулками. Украшения были часть с убитых рыцарей и из ограбленных купеческих и иных караванов, что рискнули сократить путь и отправиться через лес; часть, одна из наиболее искусных, принадлежала ее народу.
Лесной народ, лесные эльфы, темные эльфы, нимфы, лесные феи – это все разные названия одного и того же народца, просто у людей фантазия довольно богатая, да и события сопутствующие знакомству, тоже сильно разняться. Единственной отличительной чертой соплеменников Нифи была синяя кожа и противоположные человеческим эмоции. Когда надо было смеяться – плакали, когда ситуация требовала сострадания – смеялись. Многие думали, что эти синекожие - самые натуральные изверги, ведь когда они убивали, жутко смеялись, а на самом деле воины «оплакивали» гибель живого существа. Но не могли убивать, ведь их было мало, а врагов много, и без необходимой обороны было просто-напросто не выжить.
Нифи примеряла разные браслеты с шипчиками, кулончики из засушенных летучих мышей, платья различных цветов и расцветок, одновременно на ней можно было увидеть весь спектр радуги. Все было красиво и шло к ее великолепной фигуре. Это то Нифи и расстраивало, и в ее комнате довольно слышался смех.
Топот ног раздался по навесному мосту. Надо сказать, что дома у нифоф, так они себя называли, были в кронах деревьев. Лес был довольно густой и выдерживал тяжелые дома. Комнаты между собой соединялись мостиками, получались эдакие домики в доме, дома побольше - уже и мостами больше. Впрочем, если поднять голову, то ни домов и уж, тем более, мостиков видно не было, настолько все было искусно спрятано.
-Нифи! Нифи! Ты готова? – к ней влетела стайка плачущих девушек. - Ой, ты еще не готова! Давай мы тебе поможем!
Нифи даже не успела опомниться, как добровольные помощницы стали ее одевать. К концу экзекуции, только так и можно было назвать это, она походила …ммм… помнишь, как мы новый год встречали? Вот именно, на елку – столько на нее всего нацепили. Довольные собой девчата развернули ее к корасовалке, ну щиту этому. Да вынь ты палец, наконец! Реакция Нифи на это была вполне адекватна отражению, что-то, а гнев есть гнев. Она побледнела, стиснула ручки и выкинула подруг, в ответ ей доносился плачь и повизгивания.
-Давай быстрее, скоро церемония начнется, - прокричала последняя.
Конный рыцарь, пробиравшийся украдкой внизу и готовый в любой момент подороже продать свою жизнь, ничего не заметил. Треск веток, шепот листвы, голоса птиц, - вот все, что он слышал. Голос нифоф - и тот был поставлен на службу сокрытия этого лесного народца от чужаков.
Нифи встрепенулась. Она настолько увлеклась подбором украшений и наряда, что напрочь забыла о времени и о важности события. А ведь это единственный день в году, когда некоторые из ее соплеменниц перейдут из юношества в более взрослую жизнь, станут совершеннолетними, комнаты превратятся в отдельные дома, станут более независимыми. На этот праздник собираются все, и только старейшины решают, кто достоин такой чести, а кто нет. И отличительным символом совершеннолетней дамы был корсет, кроме того, он также означал свободу, и при выходе за кого-нибудь он менялся на зеленое длинное платье и такого же цвета плащ.
-Надо бы и в самом деле поторопиться, - напомнила себе девушка, и как ни мучительно для нее это было, в кратчайшие сроки была готова.
На ней было белоснежное зеленовато-синее до колен платье, с коротким рукавом, эффектно подчеркивавшее ее стройную фигуру; тонкий золотой поясок, двумя шнурками ниспадавший к ее голым коленкам; милые, искусной выделки сапожки такого же цвета, что и одежда; несколько золотых с зеленым отливом браслетов, сережки с переливающимися изумрудами; волосы скреплял ручной работы венок из коры тысячелетних дубов и отполированный руками. Мать не пожалела на дочь украшений, ведь вполне возможно, что она сегодня получит то, чего так долго ждала.
-Мой отпрыск должен выглядеть безупречно, - сказала она как-то в один из вечеров.
Девушки, ждавшие Нифи на другом конце мостика, дружно ахнули и пустили слезу, увидев такую красоту. Она улыбнулась, и вся компания наперегонки побежала к сокровенному месту.
В центре леса были непролазные топи, в которых сгинуло не мало отважных путешественников. И вот в самом центре этих болот была заветная поляна, куда устремлялось все живое и умеющее ходить из племени нифоф. В центре восседали старейшины, ближе всех к ним стояли дети, и чем дальше от центра, тем старше. Шум и гам стоял невообразимый, для многих это была единственная возможность наговориться, поделиться новостями и сплетнями.
Но как только луч солнца входил в специальное отверстие самого древнейшего камня во всем лесу и болотах, стоявшего точно по середине поляны, все посторонние шумы смолкали. Первые минуты ничего не происходило, боялись даже сделать вдох, чтобы не спугнуть. Потом все начинали ритмично двигаться вокруг камня. Каждый круг в противоход другому. И тихая песня наполняла поляну. То был гимн солнцу. Постепенно скорость увеличивалась, и громкость песни возрастала, достигая своего апогея в середине часа.
И именно в этот момент старейшины входили в транс и выкрикивали имена счастливчиков. Последним испытанием, помимо входа в центр, было выдержать возрастающий темп хоровода, тогда, как все остальные начинали сбавлять скорость. И к концу часа те, кто мог стоять, получали заветные корсеты.
После ухода солнечного лучика из центра камня, все племя начало молча покидать поляну. Говорить было можно только до начала церемонии, после окончания на поляне воцарялась тишина.

-Мам, он уже спит.
-Да? В самом деле. Просмотрела, слишком увлеклась. Теперь вот не знаю, что он не услышал. И самого главного так и не успела рассказать…как Нифи отпраздновала свое новоселье.
-Ты неисправима. Сколько раз я тебе говорила – рассказывай сказки, а не нашу историю!
-Сказки - самое удобное для этого. Он должен знать больше о своем народе. У него на это полное право, - и передав дитя матери, удалилась на кухню.

 



Рекламка


Ket.Ru Gold