Эскиз в Морских тонах

Бутылка издала звук, не предвещавший мне ничего хорошего. Единственное, без чего нельзя было прожить в бескрайних просторах океана, так  это без пресной воды. И бутылка мне дала понять, что ее как раз практически и не осталось. Совсем капелька, на пару глотков не больше.
-Черт, - я в сердцах выругался. - Почему? За что? Это ведь мое первое плавание. Все через это проходят нормально, одному мне везет, как…эх… этим я скоро благополучно и, что самое печальное,… точно стану.
Поход этот не задался с самого начала. Человек, с которым договорились вместе плыть, заболел. Тут то бы мне и остановиться, подождать. Так нет же, упрямство взяло вверх, и легкое одномачтовое суденышко взяло курс на ближайший островок, до которого при благополучном стечении обстоятельств было примерно пять часов хода. Спустя примерно час или что-то около того, солнечный день резко изменился. Внезапно, без всякого предупреждения налетел шквалистый ветер, за которым незамедлительно последовали и тучки с дождиком. Все мои  потуги были направлены исключительно на одно - жить. О сохранности курса и подобной чепухи времени не было. Чтобы не говорили, но чувство самосохранения - удивительная штука.
Когда небо прояснилось настолько, что можно было не переживать о перевороте суденышка и преждевременной кончине, обнаружилось, что большая часть такелажа безвозвратно утеряна, паруса порваны и висят клочьями, запас продовольствия крайне низок. Самое главное заключалось не в плачевном состоянии суденышка, а в том, что я потерялся. Восстановить свое местоположение не представлялось возможным ввиду отсутствия компаса и другого навигационного оборудования. Оно, как и многое другое, пало жертвой разбушевавшейся стихии. К моему изумлению руля также  не было, оставалось только молить богов, что сам вообще остался жив.
Только это и утешало, что сам отделался сравнительно легко. К моей радости рыболовецкая сеть не потерялась. Она осталась там, где и была прикреплена, с голоду помереть будет теперь гораздо сложнее.
Куда плыть, не имел ни малейшего представления. Поэтому заштопал, как мог, парус, пожертвовав изрядным количеством одежды, и отдался на откуп ветру. Чтобы хоть как-то занять время, принялся за добычу пропитания.
К моменту, когда в бутылке осталось совсем немножко живительной влаги, я освоился с морскими тварями. В ход шло абсолютно все, даже кровь. Ею я частично компенсировал недостаток воды, именно поэтому и протянул так долго. Ведь изначально пресной воды было не очень много. Рыбку приходилось есть сырую, развести огонь на деревянной лодке я не отважился. По началу желудок был против такой пищи, но со временем привык, а сейчас и вообще не понимаю, как мог есть жаренных морских и прочих обитателей. Но даже подобные ухищрения не могли полностью компенсировать пресную воду. Дождя не было и в обозримом будущем, скорее всего, и не предвиделось…
Миновали сутки с момента распития мной последней капли пресной воды. Я посматривал на горизонт, в тайне надеясь на какое-нибудь чудо. Но как говаривали старики у нас в деревне, на чудо надейся, а сам не плошай, поэтому не забывал выполнять рутинную работу по выжимке крови из очередной жертвы, попавшейся в сети. Когда на горизонте появилась черная точка, то по началу не поверил своим глазам.
-Мираж, - отмахнулся я, - уже начинаются галлюцинации, недолго значит осталось… Говорят, первый признак.
Природное явление было не согласно с моей трактовкой и, дабы опровергнуть и посрамить, стало постепенно увеличиваться в размерах. Сообразив, что, возможно, это и есть то чудо, без которого было бы совсем худо, приободрился. Чудеса идут в руки до определенного предела, и, чтобы не упустить его, поплыл ему навстречу. На судне, а именно им  оказался мой мираж, видимо, тоже заметили непонятное нечто и для выяснения активно поплыли в мою сторону.
-Пираты, - констатировал я, внимательно присмотревшись, - ну и ладно, спасателей не выбирают. Хотя я вот малость сомневаюсь, что лучше сдохнуть от жажды, или вот так…
Но, тем не менее, продолжал грести одним веслом навстречу своей судьбе, ничего другого мне, по сути, и не оставалось. Вот, наконец, цель стала близка настолько, что сверху скинули веревочную лестницу. Из последних сил вскарабкался наверх и от вида, что открылся мне на самом верху, чуть не грохнулся вниз.
Зрелище передо мной было настолько нереальным, что поначалу я подумал, что это галлюцинация, бред словом. Но реальность быстренько напомнила о себе, носом в палубу, чем позабавил половину потешной компании, занимавшейся каждым своим делом, но поглядывая на лестницу.
До этого момента думал, что эльфы, неутомимые гномы, дроу и остальные существуют только в сказках или в головах фантастов. Можно понять мое замешательство, когда все они предстали перед моими глазами. Живыми. Вдалеке увидел довольно редких четырехруких ворогов: один отбивали ритм на барабане, другой был рулевым; парочка эльфов ползла по канатам наверх, смена на караульную вышку; ненадолго показался ночной народец, чутье подсказывало, что основное время их работы ночью, когда нет палящего солнышка.
Среди этой разношерстной команды заметно выделялся капитан. Его не заметить было трудно, даже не беря в расчет то, что он шел прямиком ко мне. Сияние. Мне казалось, что сам господь бог снизошел до простого смертного. Чуть присмотревшись, выяснил, что начальник этого чудесного летучего голландца женщина, следовательно, женское воплощение его всемогущего.
-Как ты? Цел? – оно заговорило, и я понял, что спасен, все мои мучение закончились…
Глаза, эти прекрасные глаза. Это было первое, что я увидел, когда очнулся. Затем два зеркала души переросли в заботливое лицо капитана. Я заверил ее, что со мной все в полном порядке и очень благодарен за спасение своей никчемной шкуры от неминуемой гибели.
-Не стоит благодарности, мой юный друг. Подбирай потерпевших бедствие - таков неписаный морской закон. А уж как ты отблагодаришь за доброту - это тебе выбирать…. – она хитро улыбнулась.
И началась новая и увлекательная жизнь, полная тревог и опасностей. Они с лихвой компенсировались теми возможностями, которые открывались перед пытливым, в чем-то даже  детским, умом. В освоении мне помогала команда и сам капитан этого чудесного пиратского голландца. Пусть часто эта поддержка не была ощутимой, морально же она была всегда. Если случалось так, что я чего-то знал, то крепкая рука поймает, а если сильно приложусь - бывает что и приласкает.
Последняя мысль меня посетила и согрела, когда я сорвался вниз с самой верхотуры. Всем нам случается оступиться, тем более на скользких реях жизни, именно ее, ведь без парусов корабль встанет, и всем грозит неминуемая смерть.
Капитан выходила, дала почувствовать, что я нужен кораблю, команде, ей, и назло всем неприятностям должен опять встать под его знамена. Внушение помогло, особенно когда кэп описала мне, что сделает со мной, если я вдруг нечаянно дам дуба. В моей голове не укладывалось, как такие зверства могут прийти в голову такому милому и почти святому существу. Однако о серьезности намерений говорил метающийся во все стороны хвост, в обычных, нормальных условиях он преспокойно висел. Создавалось впечатление, что его вообще нет.
По началу меня такое бы удивило. Но пожив довольно продолжительное время на корабле, повидав другие подобные суда, я попросту разучился удивляться, настолько все вокруг было необычно. Сплошь и рядом, на каждом углу. Мы каждый день проходим мимо и не замечаем, а когда оно вот так лезет…. поневоле обратишь внимание, и постепенно такое положение дел станет нормальным.
У корабля было одно удивительное свойство - постепенно из его недр выходила маленькая копия, словно Голландец был живым существом. Хотя я больше склонялся к мысли в чудодейственной силе капитана, но и первое полностью исключать не стоило.
Всегда наступает момент, когда родители отпускают свое чадо в свободное плавание, так и я в один прекрасный день обнаружил себя стоящим на палубе маленького суденышка. А поскольку мои навыки в этом деле были довольно скудны, то я обращался за советами и помощью к единственному своему советнику.
Вот и сейчас, стоя на носу и глядя на величественный закат, не терял из виду пиратские паруса и сияние их охватывающее. В эти минуты на меня накатывала склонность к размышлению о жизни, о тех ее периодах, которые я прожил, о том совпадении, которое и привело меня к тому, что я сейчас есть…



Рекламка


Ket.Ru Gold